Last Updated on 13.05.2022 by admin

Евросоюз, который получает от «Газпрома» количество газа, покрывающее примерно 40 % потребностей, вводит масштабные санкции против российских компаний. На территории Украины, через которую еще с советских времен проходит один из крупных газопроводов, идет военная спецоперация армии РФ. Германия приостановила в ответ на это сертификацию нового трубопровода «Северный поток — 2». Возникает вопрос: а как же вообще теперь будет российский газ? Финтолк объясняет, насколько вероятно, что продажа газа в Европу может прекратиться и страна останется без многих миллиардов выручки.

Содержание

История вопроса
Тема поставки газа из России в Европу всегда была напряженной. Начнем с того, что после распада СССР маршрут обоих существовавших на тот момент газопроводов оказался проходящим через Украину. Такая ситуация довольно быстро привела к многочисленным конфликтам между «Газпромом» и украинской стороной с кучей взаимных обвинений.
В 1999 году заработал альтернативный газопровод «Ямал — Европа», проходящий через Белоруссию и… Польшу, с которой тоже довольно быстро возникли разногласия. Поэтому в 2005 году российское руководство решило уменьшить число посредников и провести газопровод прямо по дну Балтийского моря — «Северный поток». Зашел под воду в Ленобласти — вышел в Германии. В 2011 году заработала его первая нитка, а спустя год — вторая.Получилось очень удобно, поэтому спустя несколько лет начали строить «Северный поток — 2» — тоже с двумя нитками и по схожему маршруту. В 2017 году, вскоре после крымских событий, против строительства начали активно протестовать США (и Украина). Именно тогда был принят первый пакет газовых санкций.

«”Северный поток — 2″ окончательно подсадит Европу на российскую газовую иглу и даст возможность давить на Украину. Этого нельзя допускать!» — примерно с такими аргументами власти Соединенных Штатов вставляли палки в колеса проекту.

Сторонники строительства обвиняли США в том, что они просто хотят подсадить Европу на свой газ, но этому мешает дешевый российский. В итоге до конца 2021-го строительство шло с переменным успехом. Санкции его притормаживали, срывали сроки, вынуждали менять подрядчиков, но оно все равно продолжалось. Однако после признания ДНР и ЛНР и начала боевых действий сертификацию проекта приостановила уже сама Германия, куда газ и должен был идти.Так что же теперь? От экспертов звучат опасения, что поставки газа из России в Европу могут оказаться под угрозой.

  • Во-первых, газопроводы рядом с боевыми действиями в принципе сильно рискуют.
  • Во-вторых, Россия может внезапно прекратить поставки и вызвать в Европе энергетический кризис.
  • В-третьих, от газа может отказаться сама Европа — из принципа, в рамках новых санкций.
  • Насколько реальны эти сценарии?
    Сложности с отказом
    На данный момент российский газ занимает чуть ли не половину общего потребления этого вида топлива в Европе. Напомним, это не только отопление и газовые плиты, но и работа электростанций, а также химической промышленности. Восточная Европа исторически зависит от российского газа почти полностью.В последние годы Европа снижала потребление газа из России. В 2018 году в год поставляли под 200 млрд кубометров, в 2020 году уже 175 млрд кубометров, а за 2021 год Евросоюз закупил 185 млрд кубометров газа. Это по-прежнему очень много.

    Значит, отказаться от закупок в ближайшее время точно не получится.

    Второй поставщик трубопроводного газа — Норвегия (22 % рынка) — уже и так поставляет его сколько может, наращивать там пока нечего. Остальные поставщики по трубам приводят в разы меньше — например, из Азербайджана приходит всего 10 млрд кубометров (и добыча тоже на пределе).Реальным сценарием замещения российского газа (помимо снижения потребления газа в целом за счет энергосберегающих технологий и альтернативной энергетики) выглядит только сжиженный газ (СПГ) из США и Катара. Сейчас он занимает 20 % европейского рынка. Но с ним сложнее, чем с трубопроводным.

    «Пока заместить российский СПГ из других стран практически невозможно из-за нехватки газа в мире в принципе. Да и ЕС не владеет таким большим количеством терминалов для приема газа. Потенциально можно говорить о нескольких десятках миллиардов кубометров газа, но вряд ли это сильно изменит кейс в текущем году», — считает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин.

    Дело вот в чем. Если российский газ просто гонят по трубе, то со сжиженным целая сложная процедура. Это не тот газ, который вы привыкли видеть в зажигалках: ему для сжижения достаточно давления, сравнимого с водопроводной трубой. А вот метан сжимается с большим трудом. Его нужно не только сжимать под большим давлением (причем делается это в несколько подходов, с одного раза не получится), но и охлаждать до минус 162 градусов, а потом еще и везти в таком виде. Специальным танкеровозом.Причем и получить такой газ в порту тоже просто так не выйдет. Нужен терминал со специальным оборудованием, где консервированный газ достанут обратно. Вот в это оборудование — для сжатия, для перевозки и для регазификации — все и упирается. Его надо строить, а это дорого.

    Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade

    Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade:

    — Но ЕС готов нести и эти расходы. Например, Германия после начала военной операции России против Украины приняла решение о строительстве двух терминалов. Кроме того, шире рассматриваются иные источники, включая не только ядерную энергетику и возобновляемые источники, но даже временный возврат к более широкому использованию угля. Курс на замещение «политически токсичного» российского газа взят радикальный, долгосрочный. В течение ближайших пяти лет возможно существенное сокращение поставок. Однако его размер пока сложно определить, поскольку прошло слишком мало времени с момента принятия решения.

    В то же время для России основной статьей экспорта по-прежнему является не газ, а нефть. Поэтому ряд экспертов заявляет, что даже полный отказ Европы от российского газа критичным не станет. Если поставки получится переориентировать с Запада на Восток.

    «Вы скажете, что ЕС может отказаться от российского газа. Вам ответят, что энергии от возобновляемых источников хватит лишь, чтобы пожарить шашлык на большую „европейскую семью“. И кто после этого больше заинтересован в сертификации „Северного потока −2“? Поставки американского СПГ можно сравнить с желанием почесать правое ухо левой рукой, причем не своей», — уверен в себе советник декана экономического факультета РУДН Максим Черняев.

    Но учитывать нужно еще один момент: смена направлений — это тоже процесс не моментальный. Газ, напоминаем, обычно возят все-таки не бочками, а гонят по трубопроводу. Построенных от конкретных месторождений к конкретным получателям. На то, чтобы построить перемычки, потребуются время и деньги. Много времени и денег.Поэтому вывод пока такой: существующие конфликты поставкам газа из России в Европу вряд ли повредят. Максимум — скажутся на ценах. И хотя в будущем обе стороны будут стремиться к диверсификации и снижению зависимости друг от друга, в ближайшей перспективе это невозможно технически.